Где хранят деньги богатые люди

Где хранят деньги настоящие богачи?

Опубликовано 28 июня 2011 в Ликбез, Экономика

Когда на инвестиционном счёте лежат какие-то жалкие тысячи долларов, возможностей их выгодно вложить не так-то много. Но когда речь идет о миллионах, размышления о том, какие активы купить, способны довести до головной боли даже Уоррена Баффетта, не говоря уже о менее закалённых акулах рынка.

Да, сильные мира сего знают, где самые выгодные инвестиционные возможности и что лучшие юридические услуги предоставляют в «Кансл». И хотя большинство богачей тщательно хранят секрет, где лежат их деньги, их тайны раскрыли Cap Gemini и Merrill Lynch Wealth Management: именно благодаря им можно узнать, куда и в каких пропорциях предпочитают вкладываться сильные мира сего. Доклад о том, где лежат деньги людей, контролирующих 39% мирового богатства, называется World Wealth Report. Он рассказывает о людях, чье состояние превышает $1 млн.

Так куда же предпочитают вкладывать миллионы все эти люди, среди которых — не только сырьевые олигархи?

В прошлом году, несмотря на кризис, число миллионеров выросло на 8,3% и на данный момент насчитывает 10,9 млн человек. Совокупно они контролируют $42,7 триллиона (на 9,7% больше, чем год назад). Более четверти или $11,6 триллионов находится в Америке и принадлежат 3,4 млн миллионеров, на второе место вырвались стремительно богатеющие азиаты (3,3 млн человек, которым принадлежат $10,8 триллионов), и именно они вытеснили на третье место европейцев (включая россиян), которых среди миллионеров насчитывается всего лишь 3,1 млн человек с $10,2 триллионами. В самом конце плетутся латиноамериканцы, среди которых «открытых» миллионеров — лишь полмиллиона человек.

Как легко предположить, ядро портфеля среднего богача составляют «консервативные» инвестиции. В инструментах с низкими рисками размещено 43% мирового богатства: 29% составляют облигации и 14% — различная валюта и депозиты. Ещё 33% вложено в акции компаний, причем в основном напрямую, а не через хедж-фонды. При этом доля акций в портфеле богачей растет (ещё год назад она составляла 29%, а в кризисном 2008 году — 25%), хотя еще и не достигла докризисных уровней. А вот доля наличных денег и депозитов падает: в 2009 году она составляла 17%.

В позапрошлом году кризис миллионеров настолько напугал, что многие из фигурантов списка Forbes перевели значительную долю активов в наличные и инструменты с фиксированной доходностью и понесли деньги в хедж-фонды. Но стоило ценам на бумаги на фондовом рынке упасть, как богачи немедленно достали «заначки» и начали массово скупать подешевевшие акции в надежде на будущий рост. А доверие к хедж-фондам сильно подорвал недавний скандал с пирамидой Мэдоффа, так что богачи пока предпочитают обходить дельцов с Уолл-Стрит стороной.

Джон Тил (John Theale) из Merrill Lynch описывает инвестстратегию богачей так: эти люди предпочитают вкладывать средства по правилам, неоднократно описанным Уорреном Баффетом — чтобы инвестиции были прозрачные и понятные; и так, чтобы бумаги можно было быстро «сбросить». А это значит — никаких сложных инструментов, которыми увлекаются инвесткомпании. Если же миллионерам хочется инвестировать через фонд, то скорее всего, это будет сделано через свои собственные долгосрочные и краткосрочные хедж- или паевые инвестиционные фонды: никто из богачей не стремится отдавать деньги в управление кому-либо другому.

Доля недвижимости в портфелях по-прежнему велика, но также продолжает падать — с 19% в 2009 году до 15% в 2010-м (заметим, что эта доля не включает в себя покупку первого (основного) дома, который используется как жилье).

Тенденцией прошлого года стал возврат интереса миллионеров к фондам недвижимости (REIT, Real Estate Investment Trust), которые в 2009 году переживали спад из-за кризиса. В 2009 году в такие фонды было инвестировано лишь 12% всех денег богачей, вложенных в недвижимость, зато в 2010 году эта доля выросла до 15%. Но при этом (в отличие от среднего класса) практичные богачи не спешат снова покупать жилые дома и квартиры. Ситуация на данном рынке кажется им неопределенной, поэтому они даже избавляются от домов: если в 2009 году в особняки и прочее жилье было вложено 48% денег богачей, то в 2010 году — уже лишь 46%. Немного (с 27% до 26%) снизился интерес и к коммерческой недвижимости. Офисные здания пока по-прежнему не приносят докризисных доходов, а арендаторы по-прежнему не выстраиваются в очередь за новыми офисами и магазинами.

И наконец четвертую, но возможно самую важную часть портфеля богача составляют «альтернативные инвестиции» — золото, драгоценные металлы, нефть, сырьевые товары и бумаги соответствующих хедж-фондов. В 2006 году таких «альтернативных» миллионеров было довольно много: в преддверии наступающего апокалипсиса в золото и другие альтернативные инструменты было вложено около 10% всех средств богачей. Но с тех пор ситуация изменилась, и сегодня толстосумы уже не хотят, чтобы их деньги лежали мертвым грузом. Лишь отдельные «гуру» вроде Чарльза де Во (Charles de Vaulx) из International Value Advisers все еще продолжают настаивать, что буквально каждому инвестору стоит держать в золоте 5% своих сбережений. В результате в 2009 году доля инвестиций в золото в «портфеле» миллионеров снизилась до 6%, а в 2010 году — до рекордных 5%, при этом лишь 22% этих денег (или 1% мирового богатства) вложено напрямую в сырье. А это говорит лишь об одном: в грядущий конец света и крах мировой экономики никто из «властелинов мира» пока что не верит, и запасаться нефтью, кофе, углем, а также пшеницей и картошкой им кажется рановато.

Еще одной интересной тенденцией стали региональные отличия и то, в какие страны предпочитают вкладывать средства мировые миллионеры и миллиардеры. Оказалось, что американцы и канадцы из всех вложений предпочитают акции: доля этих инструментов в их портфелях составляет 42%. Также богачи из этого региона больше всех в мире увлекаются «альтернативными» инвестициями в сырье.

А вот практичные азиаты, за исключением японцев, предпочитают недвижимость, которая занимает самую большую долю (31%) в их портфелях при среднемировой доле в 19%. Японские же богачи настолько суровы, что держат 55% своих инвестиций в наличных и облигациях.

Схожей точки зрения придерживаются и латиноамериканцы, которые держат на счетах 47% своих денег. При этом латиноамериканские богачи ленятся управлять своими средствами самостоятельно или не считают себя достаточно квалифицированными для этой работы: доля средств, отданных в управление различным хедж-фондам в их портфелях составляет 35%.

Читать еще:  Во что выгодно вкладывать деньги в россии

В отличие от них жители Ближнего Востока больше других любят так называемые прямые частные инвестиции: если в среднем обычный миллионер вкладывает таким образом 10% средств, то ближневосточный магнат — уже 17%.

При этом жители США и Канады, равно как и латиноамериканцы, оказались самыми «патриотичными»: они предпочитают инвестировать в бумаги и активы из своих регионов. Доля американских бумаг и активов в портфеле богача из США или Канады составляет 76%. Зато европейцы (включая русских) и азиаты, напротив, предпочитают «распихать» миллионы по корзинам, находящимся максимально далеко от их собственных стран: доля «домашних» инвестиций среди европейцев снизилась с 59% в 2009 году до 56% в 2010 году. То ли все эти люди не верят в светлое будущее экономики на родине, то ли считают, что инвестировать максимально выгодно, а не поближе к дому.

11 правил богатых людей, которые помогают сохранить деньги. Они подходят всем

Далеко не все состоятельные люди тратят деньги направо и налево. Чаще всего они умеют грамотно распределять свой бюджет. Рассказываем об одиннадцати правилах богатых, которые позволяют им не растранжирить свои миллионы. Этими правилами стоит воспользоваться, даже если вы живёте на среднюю российскую зарплату.

1. Правило 24 часов. Сделайте паузу между желанием что-то купить и покупкой

Это одна из полезных привычек. Чтобы избежать импульсивных покупок, подождите 24 часа. Обдумывая все за и против, вы снизите вероятность того, что пожалеете о своём выборе. Наш кошелёк чаще всего страдает от необдуманных трат. Задайтесь вопросов: «Я просто хочу это или мне необходима эта вещь?»

2. Понимайте реальную стоимость вещей

Посчитайте, сколько будет стоить использование купленной вещи в день.

  • зелёные штаны: цена 2990 р. / 20 дней = 149 р. в день
  • джинсы: цена 2790 р. / 60 дней = 46 р. в день

Вот вы уже понимаете, что джинсы оказались практичным и полезным приобретением. А покупка штанов, которые вы купили импульсивно, себя не так уж и оправдала. Теперь можете посчитать, во сколько обошлось платье, которое вы надели всего пару раз.

3. Покупайте вещи, которые помогут вам заработать

Разумно делать покупки, которые помогут в работе, а работа в свою очередь принесёт деньги. Например, эксперт по личным финансам в Nerdwallet Кимберли Палмер рассказала, что легко готова потратиться одежду для работы, хороший ноутбук и безопасную машину.

4. Вкладывайте деньги в то, что сэкономит ваше время

Обеспеченные люди фокусируются на инвестировании, а не на расходах. Они вкладываются в услуги, которые экономят время. Например в такие, как доставка готовой еды, аренда квартиры недалеко от работы. Да, всё это потребует дополнительных расходов, но зато освободится время, которое можно будет потратить на более полезные вещи.

5. Вкладывайтесь в обогащение жизненного опыта

На что миллионер не пожалеет денег? Конечно, на новые эмоции и впечатления. В них много пользы для здоровья и жизни в целом. Богатые стараются отказываться от покупки вещей в обмен на походы, прыжки с парашютом и занятий спортом.

6. Планируйте бюджет

Люди, которые умеют распоряжаться деньгами, понимают свои постоянные расходы. В первые дни после получения зарплаты они делают все обязательные платежи, благодаря чему у них уже есть представления, как они потратят оставшиеся деньги.

7. Не берите деньги в долг

Богатые люди избегают долгов. Они делают покупки по принципу: «Не тратьте деньги, которых у вас нет». Не пользуйтесь кредитными картами. Есть вероятность, что вы утоните в долгах, и сами этого не заметите. Помните, покупки в кредит — зло, сила — в накоплениях и разумных тратах.

8. Составьте список покупок для распродаж

Ох уж эти распродажи! Вот где мы оставляем кучу денег, соблазняясь привлекательной ценой. Но ведь в конце концов мы едва ли пользуемся вещами, которые купили импульсивно. Практичные люди советуют планировать покупки заранее, чтобы не тратить лишнего на распродажах.

9. Инвестируйте в вещи, которые делают вас счастливыми

Тратить деньги на то, что доставляет удовольствие — это правильно. Богатые люди стараются заниматься тем, что им по душе, и готовы вкладывать деньги в то, что делает их счастливыми. Если вы любите фотографировать, не пожалейте денег на хороший фотоаппарат. Или начните, наконец, откладывать на него, не тратя деньги на ненужные вещи.

10. Дайте вещам второй шанс

Богатые люди стараются использовать вещь до последнего. Всё-таки стоит дать второй шанс гаджету, сделать заплатку на мало ношеных джинсах и всё в таком духе. Ремонт вещей сэкономит деньги. И природу, кстати, тоже.

11. Не стремитесь вести себя как богатый

Большинство дорогих автомобилей, домов и брендовых вещей обычно покупают люди, которые хотят казаться богаче. Тогда как по-настоящему богатые тратят меньше. Специалисты выяснили, что 61% людей в США, которые зарабатывают больше 250 тыс. долларов в год, вообще не покупают вещи люксовых брендов и предпочитают бюджетные машины — Тойоты, Хонды и Форды.

Читайте также 7 советов от миллионеров, которые помогут изменить жизнь к лучшему.

Подпишитесь на нашу страницу в фейсбуке, там много веселых видео и добрых открыток.

Подпишитесь на наш инстаграм, и вы первыми узнаете, что вышел новый пост.

Подпишитесь на канал likeyou в Яндекс.Дзене, чтобы читать посты вместе с новостями.

Чем объясняется их решение переводить активы в валюту

Все больше состоятельных людей по всему миру переводят свои активы в наличные. По итогам прошлого года доля наличных в портфеле долларовых миллионеров составила рекордные 28%, говорится в ежегодном исследовании компании Capgemini. Свой переход в кэш хайнеты объясняют общими негативными трендами в мировой экономике. «Коммерсантъ FM» решил узнать у российских миллионеров, как они хранят свои активы. Подробности — у Владислава Викторова.

Обострение торговых войн, замедление мировой экономики и перспектива падения корпоративных прибылей — все это заставляет миллионеров избавляться от вложений в акции и недвижимость. Вырученные от этого доллары они бережно кладут на депозиты в банки. И, по подсчетам аналитиков из Capgemini, это каждый четвертый доллар из состояния 18 млн самых богатых людей по всему миру.

Но, по мнению основателя «Национальной резервной корпорации» Александра Лебедева, поводов для бегства в кэш нет: «Большая часть активов в России очень сильно недооценена, различные же политические риски, напротив, переоценены. Люди могут быть напуганы всей совокупностью того, что им кажется Армагеддоном. Это неправильная стратегия. Я просто давным-давно поймал себя на мысли, что когда у меня было много кэша или акций, или ликвидных инструментов, то доступ к деньгам оказывался хуже, чем когда существовали какие-то стабильные денежные потоки, например, производство товаров или услуг».

Читать еще:  Как добиться жилья от государства

Как увеличивают прибыль российские бизнесмены

Впрочем, по данным другого исследования, проведенного компанией Knight Frank, многие российские миллионеры доверяют наличным, особенно долларам, больше, чем состоятельные люди в других странах. Доля кэша в совокупных активах в России самая высокая в мире — 26%. И причины здесь исторические — после стремительного перехода от плановой экономики к рыночной в стране несколько раз происходила девальвация национальной валюты. Именно поэтому для многих доллар оказался самым надежным активом, говорят аналитики.

Но сейчас их хорошо бы вложить в недвижимость, считает вице-президент компании «РЕСО-Гарантия» Николай Саркисов, который занимает 134-е место в списке Forbes с состоянием в $800 млн: «Поскольку мы очень ликвидно стоим в корпоративном бизнесе, то я больше верю в кирпичи. Все зависит, как вы эти кирпичи покупаете, как ими пользуетесь.

Мне как-то претит просто находиться в наличных».

Как отмечают в Capgemini, из-за желающих перейти в кэш пострадали фондовые рынки США и Европы. За год основные индексы потеряли от 6,5% до 14%. В результате и самих долларовых миллионеров стало меньше, и впервые за семь лет их совокупное состояние снизилось на 3%, до $68 трлн. Понять опасения тех, кто решил перевести активы в наличные, можно, проблем в экономике действительно хватает, отмечает глава АФК «Система» Владимир Евтушенков (63-й в списке богатейших людей России, чье состояние Forbes оценивает в $1,5 млрд). Хотя сам бизнесмен считает, что деньги не должны лежать без дела: «Действительно, опасения есть, и, действительно, такая стратегия, может быть, и верна. А, может быть, и нет.

Дело в том, что это сложная модель, которую предсказать трудно.

Здесь каждый, как говорится, рискует. К сожалению, у меня противоположное мнение: деньги должны работать».

Впрочем, бизнес в России всегда сопряжен с определенными рисками. И, как минимум, двое из предпринимателей, с которыми беседовал «Коммерсантъ FM», ощутили их на себе. Поэтому кажется вполне разумным держать при себе запас наличных на «черный день».

Между тем, как показывают апрельские данные Центробанка, с января прошлого года чистый спрос россиян на наличные доллары упал в пять раз: суммарно они купили порядка $380 млн. Зато они заинтересовались евро — интерес к этой валюте увеличился более чем в два раза, до €770 млн.

Где хранят деньги московские миллионеры

Три участника списка Forbes и еще 8000 московских миллионеров держат на депозитах в Сбербанке примерно 300 млрд рублей. Это чуть меньше 2,5% всех депозитов в стране. Всего 53 000 состоятельных клиентов Сбербанка, как рассказал зампред правления банка Максим Полетаев, держат на депозитах в этом банке 740 млрд рублей. Это 10% всех вкладов россиян, размер которых превышает 700 000 рублей, 10,5% всех вкладов в Сбербанке и 4,7% всех вкладов россиян во всех отечественных банках (15,9 трлн рублей).

В Сбербанке говорят, что с начала года состоятельных клиентов стало на 20% больше, они чаще всего приходят по рекомендациям знакомых. Второй источник миллионеров — топ-менеджеры обслуживаемых в банке предприятий, которые решаются открыть личный вклад.

Минимальный размер такого вклада — 8 млн рублей, максимальный не ограничен. Средний размер вклада, как сообщили в Сбербанке, — 14 млн рублей.

Крупные вклады с начала года растут быстрее небольших. Так, по данным АСВ, в первом полугодии 2013 года количество вкладов свыше 1 млн рублей выросло на 14,3%, в то время как количество вкладов от 100 000 до 400 000 рублей выросло на 3,2%.

По словам вице-президента Промсвязьбанка Петра Терехина, для такого большого банка, как Сбербанк, доля крупных клиентов в общей массе депозитов выглядит небольшой. В Промсвязьбанке доля состоятельных клиентов (их 4000) составляет 55% от всех депозитов банка, или 90 млрд рублей. Порог входа здесь выше, чем в Сбербанке, — 20 млн рублей.

Начальник управления VIP-продуктов и услуг департамента по работе с VIP-клиентами ВТБ24 Александр Свешников сообщил, что депозиты состоятельных клиентов составляют около 30% пассивов физических лиц ВТБ24. Это 300 млрд рублей. Порог входа в ВТБ24 составляет 15 млн рублей.

Банкиры связывают рост крупных депозитов с кипрским кризисом, случившимся весной 2013 года. «Мы наблюдаем возвращение денег в Россию с западных площадок, одной из причин которого, в том числе, являются и те проблемы, которые были с кипрскими банками», — считает руководитель блока Private Banking НОМОС-банка Алина Назарова.

Первый зампред правления частного банка M2M Дмитрий Ивлюшин замечает, что любое нервирующее клиентов событие играет на руку Сбербанку. «Будь это отзыв лицензии Мастер-банка или кризис на Кипре, все увеличивает клиентуру Сбербанка, — говорит Ивлюшин. — При этом процесс этот в основном односторонний, события в Сбербанке на отток клиентов мало влияют».

На популярность Сбербанка среди состоятельных клиентов повлиял еще и запрет чиновникам держать средства в зарубежных банках, добавляет один из частных банкиров. В Сбербанке вопрос Forbes, являются ли запрет для чиновников на зарубежные счета и кипрский кризис причинами роста крупных депозитов, оставили без комментариев.

Бремя денег: где богатые хранят свои капиталы

В России таких людей насчитывается около 180 тысяч, примерно, как в Испании и Бразилии

Известный российский экономист, заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин рассказал «Банковскому обозрению» об особенностях поведения состоятельных людей при управлении капиталами:

Согласно исследованиям консалтинговой компании Capgemini, хайнетов (то есть состоятельных людей, имеющих свободный капитал 1–30 млн долларов и выше) в России в 2008 году насчитывалось 97 тыс., в 2013-м — 160 тыс., в 2016-м — 182 тыс. Для сравнения: в 2016 году хайнетов в Германии было 1,28 млн, во Франции — 580 тыс., в Великобритании — 570 тыс., в маленькой Швейцарии — 360 тыс., в Италии — 250 тыс., в Нидерландах — 230 тыс., в Испании — 200 тыс., в США — 4,8 млн. С кем еще сравнить? В Бразилии — 165 тыс. хайнетов. Во многовековом шумном Китае — 1,1 млн. Короче говоря, мы находимся между Бразилией и Испанией, и это похоже на правду. С конца 1990-х годов глобальные инвесторы нас приравнивают к Бразилии. Курсы российского рубля и бразильского реала, акций в Москве и Сан-Паулу многие годы связаны с корреляцией выше 0,9. Давно пишутся академические статьи на тему «Россия, как Бразилия»1. У нас очень похожи модели «коллективного поведения» людей.

Читать еще:  Где продать ненужные вещи

При схожих профилях риска, доходности, налогового и административного бремени люди ведут себя примерно одинаково, несмотря на различия в традициях, религиях, способах жить. Еще в середине 2000-х годов подмечено сходство решений состоятельных людей, проживающих в России, Латинской Америке и на Ближнем Востоке.

К примеру, доля находящегося в офшорах имущества состоятельных людей, проживающих в Африке, — 75%, на Ближнем Востоке — 70%, в Восточной Европе (прежде всего в России) — 65%, в Латинской Америке — 60%, в Азии (без Японии) — 30%, в Западной Европе — 25%, в Японии — 3%, в Северной Америке (США, Канада) — 3%1.

Действительно, как это началось в начале 1990-х годов на Кипре, так и продолжается. Несмотря на все внешние и внутренние строгости в налогообложении и регулировании, возникшие после кризиса 2008-2009 годов, и опасения быть раскрытыми в связи с программами обмена информацией и журналистскими утечками, российские деньги все равно находятся в офшорах.

Сегодня нет внятной российской аналитики, как ведут себя те, «кому за пару миллионов», но зато она есть по странам-аналогам — по Ближнему Востоку, например. И в ней находишь много знакомого. Состоятельные люди на Ближнем Востоке (обладающие от 7–10 млн долларов и выше) 60–70% семейных активов хранят вне финансовых институтов, а 30–40%2 — в банках и иных финансовых институтах.

Если принять за 100% активы вне банков, то из них 10% — наличность в любой форме, 40% — доли и участие в семейном бизнесе, 20% — земля и недвижимость ( том числе за рубежом), 30% — «альтернативные» инвестиции, зачастую связанные с увлечениями (ювелирные украшения, драгоценные камни, золото в ликвидной форме, предметы искусства, автомобили, домашние животные и т.п.).

Теперь примем за 100% эти самые активы в банках или у иных финансовых посредников. Напомним, дело происходит на Ближнем Востоке, а может быть, и в России. В местных банках обычно держат 40% таких активов (чтобы покрыть ежемесячные расходы, иметь запас ликвидности у себя дома, извлечь выгоду из высокой доходности на локальном рынке, спекулировать лично, получить удовольствие, поиграть, сбросить стресс). А в офшорных банках и у других финансовых посредников — остальные 60% активов.

Есть еще одно измерение — как эти вложения в банки (неважно, в офшорах или у себя в стране) распределены по инструментам и по уровню рисков. Депозиты — 35%, инструменты с фиксированной доходностью — 10%, вложения, связанные с недвижимостью, — 10%, дальше по мере нарастания рисков: 15% — совместные фонды, 25% — акции, 5% — альтернативные инвестиции во всей их красе (private equity, хедж-фонды, структурированные продукты, трасты с рискованными активами и т.п.).

Нет статистики, которая разделила бы семейные и корпоративные деньги. Часто они переплетены и, по сути, являются одними и теми же. В любом случае, при всех особенностях частного (некорпоративного) поведения статистика, показывающая, куда, в какие юрисдикции идут частные инвестиции из России, должна дать ответ на этот вопрос (см. справку).

Очевидно, что, как ни боролись с офшоризацией, Кипр сохранил и даже увеличил свое значение и в прямых, и в портфельных инвестициях. Усиление финансового регулирования привело к тому, что сжались островные офшоры (за исключением Кипра) и, как и следовало ожидать, быстро выросла роль «цивилизованных офшоров» — европейских стран, которые себя офшорами не признают, но, по сути, ими являются (Нидерланды, Люксембург, Швейцария, Ирландия). Российские капиталы покидают страны англосаксонской модели (именно там они сегодня имеют наибольшие проблемы), но с благодарностью начинают переливаться в страны, спокойно или даже тепло к ним относящиеся (например, Австрию, Испанию).

Как бы ни ужесточалось регулирование, природа инвестиций из России (и в Россию тоже) остается неизменной. 75–80% денежных потоков и накопленных запасов инвестиций связано с офшорами, даже если они скромно называются странами «с пониженным уровнем налогообложения». Сверхсостоятельные владельцы семейных капиталов по-прежнему мыслят офшорами, пусть и более «цивилизованными», не прячущимися на островах. Кипр, Люксембург, Ирландия — путеводные звезды для российских капиталов.

Для состоятельных людей есть неприятный тренд — последовательное снижение уровня ссудного процента. Дошло до того, что отрицательный реальный процент считается нормой.

Еще одна неприятность для семейных состояний — изменение самой концепции финансового посредничества. Мы привыкли к тому, что средства клиентов берутся банками или иными финансовыми институтами для того, чтобы их «вырастить», сохранить, получить доход. Сегодня в ходу другие идеи — клиентам оказывают услугу по хранению ликвидности. Здесь и речи быть не может о доходе, наоборот, — сами клиенты должны платить банкам за то, что их ликвидность находится в безопасном месте и всегда готова к использованию.

В долговременной перспективе исчезает возможность быть рантье. Становится труднее во время кризисов уходить в инструменты с фиксированной доходностью, потому что она очень низка.

Из этого с очевидностью следует, что именно будет происходить в области управления состояниями. Вместе с ростом аппетита к доходности инвестиции смещаются в сторону более рискованных. Они тщательно огибают зарегулированные области (например, после кризиса 2008-2009 годов в большой степени замороженным, ограниченным в росте оказался рынок деривативов).

Куда же они смещаются? В сторону «мыльных пузырей», подогреваемых кусков финансового рынка (пример — рынок акций США). В сторону финансовых инноваций (пример — криптовалюты и финансовые активы, на них основанные). В сторону развивающихся рынков (emerging markets), где выше риски и доходность, поближе к кэрри-трейду и другим спекулятивным стратегиям (пример — финансовый рынок России). В сторону альтернативных инвестиций, обслуживающих ту область реальной экономики, которая относится к сверхбыстрому росту технологий.

Наконец, при переходе глобальной экономики к циклическому росту, к среднесрочному ослаблению доллара США по отношению к евро и, на этой основе, к повышению цен товарных активов возникает аппетит к вложениям в золото, в товары (портфели из нефти, металлов и т.п. на рынках деривативов), в недвижимость, то есть в более сложные продуктовые сегменты (например, рынок предметов искусства, редких драгоценных камней и т.п.), как это было в 2000-х годах. На растущих рынках хорошо себя чувствуют структурированные продукты, основанные на оптимизме инвесторов, который хорошо продается.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector